ВОПРОС-ОТВЕТ

Вопрос: Люди каких конфессий могут приходить на лекции?

Ответ: Любых. Конфессиональные ограничения отсутствуют.

Вопрос: Ваша кафедра готовит священнослужителей, и для кого?

Ответ: Нет. Священнослужителей кафедра не готовит. Кафедра теологии является междисциплинарной. На ней читается несколько общегуманитарных курсов. Их посещение происходит по выбору студентов.

b_300х_300х_16777215_00_images_2016_may_klaus3.jpg13 мая 2016 года в рамках реализации проекта по созданию инновационных учебных курсов гуманитарной направленности для студентов естественно-научных специальностей, который осуществляется под эгидой Центра гуманитарных наук и технологий и кафедры теологии НИЯУ МИФИ, в ядерном университете выступил профессор Университета Регенсбург (Германия), специалист по культуре Восточной Европы и Балкан (XIX-XX вв.) Клаус Бухенау.

Лекция «Религиозный фактор в балканских конфликтах. Пример распада Югославии, 1991-1999» прошла в МИФИ в рамках учебного модуля «Религия в международно-политическом измерении».

По мнению профессора, историку особенно важно «выявить причины процесса национализации религии, как предпосылки конфронтации, определить исторические корни конфликта, объяснить, каким образом одна религиозная традиция полностью отождествляет себя с одной национальностью».

Профессор обратил внимание слушателей на то, что Боснийский конфликт — это война, которая произошла в центре Европы, в современном и достаточно секулярном обществе, а далеко не в Средневековье.

Он предложил студентам в рамках обсуждаемой темы вместе поразмышлять над вопросами-парадоксами:

«Как люди в Боснии и Герцеговине жили столетиями вместе смешанно и достаточно мирно, однако, при этом в сербских учебниках, например, по истории, не рассказывается ничего об этом мирном сосуществовании, а можно прочитать только о вечном конфликте и о разделении, которое произошло, как о единственно правильном решении?

Как соседи, которые столетиями живут рядом друг с другом, посещают друг друга, на праздники, могут стать врагами, относиться друг к другу с ненавистью и страхом?

Как можно так сильно идентифицировать себя с религией, которую очень мало практикуешь, гораздо скромнее чем подсказывает сама эта религиозная идентификация? Как в стране, где так слабо практикуется религия, народ может поверить в агрессивную риторику религиозной войны?»