ВОПРОС-ОТВЕТ

Вопрос: Ваша кафедра готовит священнослужителей, и для кого?

Ответ: Нет. Священнослужителей кафедра не готовит. Кафедра теологии является междисциплинарной. На ней читается несколько общегуманитарных курсов. Их посещение происходит по выбору студентов.

Вопрос: Люди каких конфессий могут приходить на лекции?

Ответ: Любых. Конфессиональные ограничения отсутствуют.

b_300х_300х_16777215_00_images_2015_12_dec__MG_0255.jpgВ рамках презентационных лекций, организованных кафедрой теологии Национального исследовательского ядерного университета МИФИ с 4 по 11 декабря 2015 года, профессор теологического факультета университета Мюнстера (Германия), теолог Томас Бремер выступил на тему: «Религия и конфликт».

«Сегодня часто наблюдается тенденция связывать религии и конфликты, как будто религии виноваты в конфликтах», - отметил Т. Бремер в начале своего выступления.

«Мы быстро готовы приписать религиозным убеждениям конфликтный оттенок, считаем, что в таких убеждениях есть конфликтный потенциал, особенно, в отношении ислама. Многие думают, что он интолерантен, так как его приверженцы якобы хотят сделать весь мир мусульманским. Но при этом мы часто забываем про историю христианства - религии, которая определила наши общества». Лектор напомнил, что после IV века (когда христианство стало государственной религией) до наших дней было много примеров того, как церковные представители защищали государственные цели как церковные, как призывали верующих в случаях конфликтов к оружию, как проводили миссию «огнем и мечом», как активно преследовали людей других убеждений или пытались их убить».

Т. Бремер проанализировал такие исторические события, как крестовые походы, Тридцатилетнюю войну и войны 1990-х годов в Югославии. Подробно остановился на концепции «справедливой войны».

По словам лектора, теология в последние несколько десятилетий занимается и вопросами мира. «Мы понимаем, что нужна общественная стабилизация отношений», - пояснил он.

Вера является незаменимой частью человеческой идентичности, как пол или цвет кожи. «Такое большое значение религии придаётся потому, что религиозные люди понимают свою веру и свои религиозные практики не как одну из некоторых составляющих их идентичности, но как нечто, что очень тесно связано с их судьбой и вечной жизнью, - подчеркнул Т. Бремер. - Религия имеет отношение к последней и вечной цели человека, или в теологических терминах: она касается его спасения или неспасения. Принадлежность к «неправильной» религии – это не просто ошибка или заблуждение (как, например, принадлежность к «неправильной» партии может говорить о политическом безрассудстве), но это значит вечное проклятие, исключённость из обещанного блаженства и непопадание в главную цель жизни. Поэтому для верующих самая большая ошибка – принадлежать к «неправильной» религии. С другой стороны, «правильная» религия и соблюдение ее правил гарантируют все возможные хорошие дары, которые есть (не только во время земной жизни, но и в вечной)».

«Мы можем понимать динамику религиозных убеждений только тогда, когда имеем в виду их особенности. Это в меньшей мере связано с практическими интересами, здесь выражается совсем другое, трансцендентное измерение человеческого бытия, - продолжил немецкий теолог. - Если суть дела в конечном назначении человека, то о компромиссах не может быть речи, поэтому религии в принципе нетолерантны (за редким исключением)».

По словам Т. Бремера, «сознание того, что терпимость к людям другого убеждения может помочь выяснить и подчеркнуть правильность своих взглядов, сравнительно ново и пока еще не распространяется между всеми религиозными объединениями». «Это, в особенности, касается моей Церкви, Католической», - заметил немецкий теолог. В качестве примера он напомнил, что в известном «Лексиконе по теологии и Церкви», вышедшем в 1931 году, можно найти такую фразу: «Католическая Церковь и католик абсолютно нетерпимы из-за их притязания иметь абсолютную и единственно верную религию» и дальше: «Католическая Церковь считает государство, основа которого лежит в религии, идеалом». Затем в 1960-е годы на втором Ватиканском Соборе «Декларация о свободе совести» была документом, против которого голосовали гораздо больше собравшихся епископов, чем против любого другого из шестнадцати имевшихся».

«Таким образом, мы видим, что религия не гарантирует мир и бесконфликтное существование, - констатирует лектор. - Наоборот, часто религиозные убеждения способствовали воспламенению конфликтов. В этих случаях религия служила гомогенизации собственной группы. Как пример можно привести Северную Ирландию: конфликт имел главным образом социальный, экономический и исторический фон. Речь идет об отношениях богатых землевладельцев и бедных крестьян, которые работали на этой земле, но так как одни были протестантами, а другие католиками, конфликт развился в религиозный, точнее, его квалифицировали как религиозный, хотя в основе лежали совершенно другие причины. Но фактически религия служила именно гомогенизации обеих групп. А так как религия - очень интенсивный фактор идентичности, через нее можно утверждать любую идентичность. Против нас воюют не из-за того, что мы богатые землевладельцы, а из-за того, что мы протестанты. Воюют не бедные рабочие, а католики, и конфликт сразу получает религиозное измерение».

На вопрос: «Что такое религиозный конфликт?» Т. Бремер отвечает: «Если мы говорим, что это такой конфликт, в котором религия играет роль, тогда почти любой конфликт религиозен. Но в большинстве случаев конфликты не занимаются религиозными вопросами, то есть темами веры или убеждений (такие конфликты очень редки). К ним можно отнести крестовые походы, а также (хотя есть и весомые аргументы против) некоторые элементы теперешних событий на Ближнем Востоке. Но кроме них мы не найдем религиозных войн, которые условно можно назвать религиозными конфликтами первого порядка. А религиозные войны второго порядка – это те, где религия употребляется с целью создания единственности своей группы.

По мнению лектора, с развитием науки религия становится более религиозной. Она сосредотачивается на том, что касается веры, Бога, трансцендентности. «Государство уже не считает, что оно должно заниматься религиозными убеждениями своих граждан, но что оно лишь должно организовать их мирную совместную жизнь», - заключил Т. Бремер.

Затем гость из Германии ответил на вопросы аудитории:

- Какие меры должны предпринять лидеры мусульманских общин, чтобы развеять миф о том, что ислам – религия терроризма?

- В Германии существует День открытой мечети, когда все желающие могут прийти в мечеть и узнать об исламе интересующую информацию.

«Конечно, радикальный исламизм всё-таки имеет отношение к исламу, но исторически мы видим, что и у христиан были опасные течения», - отметил Т. Бремер.

- Расскажите о религиозном образовании в немецких школах. Как Вы считаете, где должно проходить религиозное обучение: в общеобразовательных или воскресных школах?

- Это вопрос данного общества и государства. У нас религия преподается в школах 2-3 часа в неделю с 1-го по 13-й класс по учебникам, которые одобрены Церковью (католической или протестантской в зависимости от вашего вероисповедания). Кстати, православное религиозное обучение в школах Германии также существует.

- Вооруженный конфликт в Сирии и Ираке – конфликт между суннитами и шиитами. Это так на Ваш взгляд? И какие пути примирения есть?

- Я не специалист по Ближнему Востоку, но мне кажется, что там другие аспекты играют более важную роль: политические, экономические. Семья Б. Асада относится к религиозному меньшинству и терпима и к части мусульман, и к христианам, а конфликт продолжается.

- Расскажите о теологическом образовании в Германии.

- Главным образом в Германии теологическое образование получают на теологических факультетах, которые находятся в государственных университетах. Они разделены по конфессиям: около 15 факультетов католических, около 15 протестантских. В Мюнхене есть православный институт, в котором несколько кафедр, также есть кафедра в Мюнстере. Сейчас создали несколько институтов по мусульманскому богословию. Кроме этого, есть католические и протестантские институты для преподавателей теологии в школах. Будущие священники у нас живут в семинарских общежитиях и учатся со всеми студентами на богословских факультетах в университетах.

Кафедры теологии в Германии существуют на государственные деньги, мы получаем государственную зарплату. Но ввиду того, что верующих людей становится меньше, можно ожидать дискуссию об отмене государственной поддержки.

- Планируете ли Вы в ближайшем будущем международные конференции по теме «Религия и конфликт» ввиду ее актуальности?

- В своем выступлении я попытался показать, что религиозных конфликтов очень мало. Конфликты имеют социальную, политическую и другие основы, религия же в них употребляется как средство, но не как причина. Так что это в ограниченной мере дело религии, но, конечно, есть много исследовательской работы по данной теме, в частности, о роли религиозных объединений после окончания конфликта.

- Как Вы начали заниматься историей Восточных Церквей?

- Я окончил Славянский институт и параллельно кафедру теологии, поэтому возник такой интерес.

- Что бы Вы пожелали московским студентам-ядерщикам?

- Чтобы были хорошими студентами и успешно окончили учёбу!

- Как бы Вы прокомментировали наличие кафедры теологии в МИФИ?

- Это зависит от характера института. У вас есть узкоспециализированные вузы, которых может быть до десяти в одном городе. У нас обычно в городе 1-2 университета с многочисленными кафедрами... Я считаю, что научный обмен всегда может быть интересным.

Чтобы быть хорошим физиком, нужно хорошо знать физику. Чтобы быть хорошим человеком, надо иметь ценности, знания, культуру и т.д. Желательно, чтобы хороший физик – как любой другой – был и хорошим человеком.  

 

Наталия Федотова,
кафедра теологии НИЯУ МИФИ