ВОПРОС-ОТВЕТ

Вопрос: Здравствуйте! Ответьте, пожалуйста, являются ли занятия на вашей кафедре обязательными для посещения?

Ответ: Нет. Они факультативны и являются спецкурсами по выбору. Естественно, если Вы выбираете их, то конечные формы контроля по итогам спецкурса присутствуют.

Вопрос: Люди каких конфессий могут приходить на лекции?

Ответ: Любых. Конфессиональные ограничения отсутствуют.

b_300х_300х_16777215_00_images_2015_12_dec_02__MG_8775.JPGСтарший научный сотрудник теологического факультета Университета Тарту Ирина Пярт рассказала о деятельности факультета и религиозном образовании в Эстонии. 7 декабря 2015 г. она выступила перед студентами НИЯУ МИФИ с лекцией "Зачем нужно изучение повседневности". Беседовала сотрудник кафедры теологии НИЯУ МИФИ Наталия Федотова. 

 

- Теологический факультет в Университете Тарту, основанном в XVII веке, один из старейших в Северной Европе и Прибалтике. В советское время он был закрыт, затем в 1990-е годы восстановлен. На факультете представлены разные направления: есть специалисты, занимающиеся систематическим богословием, патристикой, Ветхим и Новым Заветом, историей религии и христианства, социологией религии и религиозной педагогикой. Студентам предлагается изучать языки Писания: древнегреческий, латинский, иврит и даже такие редкие, как, например, шумерский. В общем, теология представлена у нас разнообразно. Факультет достаточно открытый, в духе либерально-протестантских факультетов (т.е. открытый для сотрудничества и взаимодействия с другими конфессиями). На нем трудятся около двух десятков преподавателей и научных сотрудников.

- Сколько сейчас учащихся на теологическом факультете?

- На факультете по данным 2014-15 гг. учится 169 студентов, из них больше половины магистранты и докторанты. У нас недавно была проведена реформа университета: вместо отдельных факультетов созданы четыре больших кластера: социалия, гуманитария, медицина и реалия. И, таким образом, богословский факультет объединился с другими гуманитарными факультетами (в т.ч. с Культурной академией в Вильянди).

На лекции по богословию приходят не только студенты-богословы, а, например, антропологи, историки, филологи. Нет строгого разграничения, хотя факультет старается завоевать своих студентов, чтобы были свои магистранты и докторанты.

- Есть ли среди учащихся люди в духовном сане или собирающиеся его принять?

- Хотя факультет не ставит своей задачей подготовку священнослужителей (для этого есть духовные семинарии), некоторые выпускники посвящают себя Церкви. Среди наших студентов также есть люди в духовном сане, получающие магистерскую или докторскую степень. В Эстонии существует институт капелланства, и некоторые наши выпускники несут свое служение в полиции или армии. Это особый род служения, причем капелланы могут быть как православными, так и лютеранскими.

Также наш факультет предлагает дистанционные программы обучения для всех желающих, в т.ч. для духовенства.

Факультет в целом позиционирует себя больше как дающий общее академическое образование, не имеющее целью христианизацию (хотя у декана в кабинете висят православные иконы и крест). Наш теологический факультет - место для людей, которых интересует религия в широком формате.

- Имеют ли ваши студенты возможность обучаться по дополнительным зарубежным программам?

- Поскольку Эстония - часть Евросоюза, она плотно интегрирована во все структуры ЕС. Налажен студенческий и преподавательский обмен между университетами. Наши профессора и студенты проводят часть своего времени за границей. Это уже стало нормой. Также реализуются научные индивидуальные проекты, которые проводятся учеными с коллегами из других университетов. Наши профессора и студенты участвуют в международных конкурсах. Поскольку сейчас часть финансирования осуществляется избирательно, университеты соревнуются между собой, и наш университет занимает лидирующее место и постоянно получает гранты.

- Расскажите о теме Вашей докторской диссертации.

- Тема моей докторской диссертации была по истории старообрядческой полемики и социальной истории старообрядческих общин. «Представление беспоповцев о браке и безбрачии» - вызывало интерес в академических кругах. Сейчас её уже трудно назвать экзотической темой, поскольку появилось много работ по истории старообрядчества. Я продолжаю следить за этой темой, но вплотную не занимаюсь. Старообрядцы в Прибалтике появились уже с конца XVII века. Они бежали от гонений из Новгородской, Псковской губерний, позднее приходили из Поморья и оседали на берегах Причудья. Важный центр беспоповцев федосеевцев был в Риге. Рижская Гребенщиковская община имела школы, мастерские, богатую библиотеку. Эти общины до сих пор существуют.

- Какие особенности религиозного образования в Лифляндии Вы бы отметили?

- Сейчас я занимаюсь темой: «Православные школы в Лифляндии 1840-е гг. -1914 г.». Она достаточно уникальна, потому что эти школы возникли за пределами исторически православных территорий. Школы появились в лютеранском западном контексте, где православие стало альтернативной культурой и конфессией, укрепилось и ассимилировалось с местной традицией. Это уникальный пример. Его можно сравнивать с другими миссионерскими проектами Русской Православной Церкви. Поэтому мне лично интересно смотреть на историю православного образования в Лифляндии с точки зрения его сравнительной истории с другими примерами православного образования в Российской империи. Если говорить о современном религиозном образовании, то следует выделить академическое университетское представленное нашим факультетом, затем специальное или конфессиональное, представленное духовными семинариями (лютеранской, православной, баптистской), и начальное и среднее образование в школах, основанных церковными общинами. В настоящее время в Таллине, параллельно с лютеранскими и католическими, работает одна православная школа Св. Иоанна Богослова. Я являюсь одним из основателей этой школы. Вообще же современная Эстония - секуляризированная страна, и открывать здесь христианские школы нелегко (существует множество препятствий со стороны государства, общества). Хотя количество желающих отдавать своих детей в такие школы достаточно большое. Ведь христианские школы помимо образования ещё нацелены на воспитание, и к ним есть доверие.